Что делал под Анапой российский разведчик Александр Пушкин

0
209

Белые пятна истории…

Что делал под Анапой российский разведчик Александр Пушкин

Недавно раскрыты неизвестные страницы жизни великого российского поэта Александра Пушкина, день рождения которого мы отметили 6 июня. Оказывается, у гения есть и неизвестные страницы биографии – биографии не только поэта, но и путешественника и даже … разведчика!

Почему-то тему Пушкина как путешественника всегда обходили стороной. Бытует представление о том, что Пушкин был домосед, который сидел дома и что-то там размышлял. Но если посмотреть на карту путешествий Пушкина, то это займет много времени. В итоге получается, что Пушкин проехал по России около 45 тыс. километров, то есть практически вокруг экватора объехал!

За 1820-23 годы поэт объехал Екатеринослав, Таганрог, Аксай, Новочеркасск, Георгиевское, Константиновск, Железноводск,Гурзуф, Бахчисарай, Симферополь, Кишинев, Каменку, Тульчин, Аккерман, Одессу, Измаил. Причем в некоторых городах он бывал в эти годы не раз.

Можно еще много перечислять. Но практически до самых последних дней он постоянно был в движении. Как он сам говорил, путешествия – это не только его физическая потребность, но и духовная. И многие его произведения были созданы в результате вот таких поездок. Николай I (который очень благоволил ему не только как поэту, но и как ученому-историку) разрешил ему пользоваться российскими архивами, куда никого не допускали. Но Пушкин не только был поэтом, он же был работником Министерства иностранных дел. В результате поездки, которую Николай I ему разрешил для сбора материала о восстании Пугачева, он посещал Казань, Оренбург и весь этот уральский регион…

Что касается южной ссылки Пушкина, то и здесь все не так однозначно. Почему-то говорят, что он был сослан туда. Но в 1820-м году Пушкин числился по Министерству иностранных дел. А Министерство иностранных дел в те времена (да и сейчас, если честно) порой выполняло некоторые функции разведывательного органа. С учетом этого факта пушкинская так называемая ссылка представляется несколько в ином духе.

Примером может служить история писателя, литературоведа и критика Ф. Булгарина, который, по некоторой информации, был направлен в наполеоновскую армию под видом этакого разгильдяя. Он служил в царской армии, потом его, обозвав пьяницей и разбойником, изгнали со службы… Он был из поляков, а поляки были на стороне Наполеона. И под видом этого он поступил во французскую императорскую армию, получил там чин капитана и снабжал разведданными русскую разведку. Так и получается, что Булгарин – один из наших первых разведчиков-нелегалов! Потом он вернулся. И все удивились — как же так — такой разгильдяй служил у Наполеона, его же надо сослать в Сибирь, а он не просто прощен, но и становится знаменитым издателем…. Когда Александру I послали на него донос, он сказал: не трогайте, без вас разберемся.

Вполне возможно, что и Пушкину создали такую легенду, что он такой гуляка, пишет эпиграммы на Аракчеева (хотя доказано, что на Аракчеева он ничего не писал). И его ссылают на юг. А что тогда юг был? Эта территория была присоединена совсем недавно. До Александра I дошел слух, что там создаются разные масонские ложи, тайные офицерские общества. Обстановка была напряженная. В Европе начались восстания – в Испании, Португалии. Нужно было посмотреть, насколько взрывоопасная ситуация и на нашем юге. И туда отправляется Пушкин…

Если бы он ехал как ссыльный, то не получил бы такую подорожную: «По указу Его Величества Государя Императора Александра Павловича, самодержца российского и пр., представитель сего ведомства Государственной коллегии иностранных дел, коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен наблюдателем службы к Главному попечителю колонистов южного края России генералу-лейтенанту Инзу. Почему для свободного проезда сей паспорт коллегией дан ему в Санкт-Петербурге мая 5 дня».

7 мая 1820 года он выезжает и 17 мая приезжает в Екатеринослав. Получается, что он мчался со скоростью от 70 до 100 верст в сутки. То есть почти как фельдъегерь.

А ведь для езды с такой скоростью в те времена необходима была подорожная — главный документ, который дает человеку первоочередное право менять свежих лошадей на станциях. Все это показывает, что явно он ехал не как турист и не как ссыльный.

В Екатеринославе он встречается с семейством Раевского, которые едут в Пятигорск. Там жена, дочери, сын Раевского, сам генерал. К ним присоединяется и Пушкин. Вся компания едет по северной части Азовского моря, через Таганрог, Ростов, и проезжает Кисловодск. Если приехали в Кисловодск, наверное, попробовать нарзан, в общем-то, не грешно. Они там пребывают где-то в течение двух месяцев. Казалось бы, нужно было им возвращаться в Кишинев. Самый безопасный путь – через Ростов, Таганрог, а дальше Херсон, Одесса, Кишинев. Но почему-то они выбирают путь несколько, скажем так, небезопасный. Они едут по Черноморской кордонной линии – в том числе по тому участку, где сейчас Анапа.  Между прочим, Анапа в те времена – еще не российская. Там еще гуляют различные воинственные народы — кабардинцы, черкесы…. И вот по этой кордонной линии перемещается эта компания – генеральская семья и Пушкин. Охраняют их 60 (!) казаков, вооруженных до зубов, включая артиллерийское орудие. У Раевского была явно инспекторская проверка под видом поездки в Крым. После этого они приезжают в Крым. Там они не едут из Бахчисарая в Симферополь, а едут по южному побережью Крыма. Дальше они приезжают в Симферополь и дальше едут в Кишинев.

То есть, похоже, это все-таки была не южная ссылка Пушкина, а это была поездка в качестве инспектора.

Вообще Пушкин был очень подвижный человек, он не мог сидеть на месте. Его даже называли «французом» не только за знание французского языка, но и за такую подвижность. Притом он был легок на подъем. Он хватал свой дорожный чемодан, садился в кибитку – и вперед: то к своим друзьям, то к своей будущей жене. Представляете, на лошадях в то время такие расстояния преодолевать? Но, с другой стороны, эти поездки давали пищу для его произведений. В повести «Станционный смотритель» он описал, как и что происходит на этих почтовых станциях, что представляют из себя проезжающие. Между прочим, император Николай I очень тесно сотрудничал с Пушкиным через Бенкендорфа, начальника 3-го Отделения, которое, в общем-то, выполняло функции контрразведки в России.

Говорили о Пушкине и то, что он был не только литератором и большим ученым, но мог быть и военным необыкновенным. Все его предки и все потомки были людьми военными. Это такая черта рода Пушкиных. Но, похоже, что он и сам смог послужить России, хоть и без погон…

Валерий Ролдугин. Газета «Черноморка». Анапа

Добавить комментарий

Авторизуйтесь для добавления комментария через соцсеть: