Морские дворяне или Зачем будущий герой взятия Анапы Феопемпт плюнул на императора Руси?

0
115

На территории Тверской области до сих пор есть деревня Никулино. Но мало кто знает, что Никулино (до революции ее название иногда писали как Микулино) является родовым гнездом русских адмиралов Лутковских, один из которых проявил свою отвагу при взятии крепости Анапа.

Польское происхождение дворян Лутковских и дата их первого упоминания в документах (середина XVI века) не оспариваются. Иван и Томило Лутковские вскоре после Смуты, в 1626 году, были награждены поместьями. Этот род внесен в дворянские книги Тверской, Смоленской и Херсонской губерний. В тверской истории сохранилась память о делах многих представителей славного дворянского рода Лутковских. Но, пожалуй, наибольший интерес историков и краеведов вызывали личности двух родных братьев, Петра Степановича и Феопемпта Степановича Лутковских, представителей пятого поколения этого дворянского рода, которые родились и выросли в родовом поместье в сельце Никулино.

Их отцу, отставному поручику лейб-гвардии Преображенского полка Степану Лутковскому, даже в голову не приходило, что Петр и Феопемпт могут избрать какую-то иную карьеру, кроме военной. Поэтому оба брата Лутковских (Петр родился в 1800 году, Феопемпт был тремя годами моложе) по достижении совершеннолетия отправились на учебу в Морской корпус. Оба они были разными по характеру. Петр – скромный, терпеливый, добросовестный, строго следовавший всем указаниям и соблюдавший правила, принятые в корпусе. Феопемпт – взрывной характер, задира и забияка, первый в проказах и шалостях, которые устраивали гардемарины. Известен эпизод, о котором рассказывается в биографии адмирала Нахимова (будущий герой Севастополя учился вместе с младшим Лутковским). В одной из глав описывается эпизод буйной кадетской жизни, в котором присутствует и Феопемпт.

В романе он характеризуется как человек «бойкий», любящий поучаствовать в драках между студентами Морского и Горного кадетских корпусов. Как-то группу гардемаринов остановил на улице сам государь Александр I, указав им на небрежность в одежде и манере. Дерзкий Феопемпт резко ответил, что, мол, гардемарины не гвардейские пажи, и император, ошеломленный выходкой юнца, протянул руку, чтобы схватить того за воротник. Дальнейшее нам известно из официального протокола. Феопемпт Лутковский вывернулся из рук императора, и, по свидетельству присутствовавшего при этой сцене курсанта Романа Гала, толкнул монарха (есть сведения, что даже плюнул на одежду царя, но это не нашло подтверждения). Император повернулся и молча удалился. Но на следующий день в Морской корпус пришло высочайшее постановление о разжаловании гардемарина Лутковского в матросы и ссылке в крепость Свеаборг, где за ним «иметь самое строгое наблюдение».

И вот младший Лутковский отправляется тянуть матросскую лямку, в то время как его брат Петр получает мичманские погоны и за усердие в учебе вытягивает счастливый билет – его назначают руководителем нового адмиралтейства в Иркутске и одновременно начальником Байкальской флотилии! Для 23-летнего молодого офицера это невероятный взлет в карьере. И он отправляется к новому месту службы. Через четыре года, получив первый орден и следующий чин, блистательный Петр Лутковский возвращается в Петербург, где его ждет очередное высокое назначение.

А что же его безалаберный брат Феопемпт? А он два года служил матросом, пока судьба снова не дала ему шанс. Василий Головнин, отважный мореплаватель, собирал команду для кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка». И взял в команду Феопемпта. В официальной судовой ведомости «Камчатки», где были расписаны обязанности («роли») всех членов экипажа, сообщается, что в должностные обязанности Феопемпта Лутковского входила переписка набело английских и французских бумаг, поскольку эти языки Лутковский-младший знал в совершенстве.

Вот что писал впоследствии в воспоминаниях сам Головнин: «Феопемпт Лутковский был во все время нашего путешествия всегдашним моим сопутником в таких поездках; он один знал довольно хорошо английский язык, известный во всех приморских местах, европейцами населенных, и приносил мне большую пользу и помощь».

После возвращения из экспедиции Феопемпту Лутковскому присвоили чин мичмана – первый офицерский, а спустя какое-то время он снова отправился в кругосветную экспедицию, теперь уже на шлюпе «Аполлон», после которого был награжден орденом Святой Анны и пенсией. Его оставили офицером для особых поручений при особе генерал-интенданта флота. Казалось бы, карьера его пошла на лад. Как вдруг…

Феопемпт Лутковский обладал не только непоседливым живым характером, но и имел свободный образ мыслей. Он стал посещать собрания офицеров, где встречались члены тайного общества, будущие декабристы. Один из декабристов уже на следствии показал, что Лутковский «изъявил желание революции и республиканского правления». Но разговоры есть разговоры – декабристы, посовещавшись, решили не принимать Феопемпта Лутковского в ряды своего общества, и это, как знать, спасло и его карьеру, и его свободу. Возможно, декабристы каким-то образом выгораживали Лутковского, так как позже его друг Федор Матюшкин, с которым они познакомились во время кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка», советовал ему в письме сжечь свои послания: видимо, в них было что-то «предосудительное». Следственному комитету не удалось доказать причастность Феопемпта Лутковского к деятельности общества декабристов, и он был освобожден. Но все же в июле 1826 года Николай I приказал перевести его с Балтийского флота на Черноморский, при этом командующему вице-адмиралу Грейгу предписывалось установить за ним особый надзор.

И снова должность «при начальствующей особе», и снова провал в карьере! Состоя флаг-офицером при Грейге, Лутковский принял участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов. За участие во взятии Анапы и блокаде Варны он был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом и освобожден от надзора. Ему разрешили приезжать в Петербург, но с установлением за ним во время пребывания в столице секретного надзора.

Тем временем его брат Петр Лутковский продвигался по службе, получая очередные чины, ордена и звания. В 1843 году он удостоен ордена Св. Георгия – за беспорочную службу в течение 25 лет в офицерских чинах. Через год он — капитан первого ранга, а спустя еще год — контр-адмирал. В должности командира Первой Балтийской дивизии Петр Лутковский участвовал в Крымской войне, в обороне Кронштадта от нападения англо-французской эскадры. Там же, в Кронштадте, уже после войны Петр Степанович получил новое назначение в Морской генерал-аудиториат, став полным адмиралом российского флота и членом главного военно-морского суда. Петр Степанович удостоился многих государственных наград, высшими из которых были ордена Св. Станислава 1-й степени, Св. Анны 1-й степени, Св. Владимира 2-й степени и Белого Орла. После выхода в отставку он вернулся в родное имение в сельце Никулино, где и скончался. На погосте Благовещение в Ржевском уезде, на высоком левом берегу Волги упокоился полный адмирал российского флота Петр Лутковский, старший из братьев Лутковских.

Феопемпт не сделал такой блистательной карьеры, как его брат. Но в истории флота и Российской империи его имя тоже не забыто. Когда Феопемпт Лутковский состоял при русском посольстве в Турции, он составил подробное описание турецкого и египетского флотов, что впоследствии помогло эскадре адмирала Нахимова в 1853 году сжечь вражеский флот в сражении при Синопе. Кроме того, за его плечами два кругосветных путешествия. Феопемпт был членом Русского географического общества, получил чин контр-адмирала. А еще он был воспитателем сына императора великого князя Константина Николаевича, с которым сохранил теплые отношения до конца своей жизни.

 Среди его высоких наград —  ордена Св. Станислава 1-й степени, Св. Анны 2-й степени, Св. Владимира 2-й степени. Феопемпт Степанович умер в возрасте 49 лет и похоронен в Сергиевой пустыни близ Петербурга.

Его сестра Евдокия Лутковская стала женой выдающегося русского флотоводца и кругосветного мореплавателя адмирала Василия Головнина. Другая сестра адмирала — Александра — была замужем за капитан-лейтенантом флота Александром Мельницким. Самый младший из братьев Лутковских, по имени Нил, вышел в отставку в чине капитан-лейтенанта флота.

Так в далеком сельце Никулино в Оленинском районе собралась история целого рода, представители которого прославили наш флот. Существует интересная зависимость, на которую давно обратили внимание историки. Чем «сухопутнее» местность, чем дальше она от морских и океанских путей, тем выше вероятность, что ее уроженцы сделают блестящую карьеру именно во флоте и прославят свои фамилии участием в кругосветных путешествиях, открытиях новых земель, опасных и долгих экспедициях, славных сражениях на море… Такой «флотской землей» может считаться и сельцо Никулино.

В. РОЛДУГИН газета «ЧЕРНОМОРКА», Анапа

Добавить комментарий

Авторизуйтесь для добавления комментария через соцсеть: